Первый клинический медицинский центр

Звезда мюзиклов Теона Дольникова: "Когда есть сила духа, душевная боль переносится легче"

Дата публикации
06.12.2019

Подписаться

“Теона Дольникова ушла в монастырь” - об этом можно узнать, посмотрев фильм Владимира Аленикова “Мастерская”, который рассказывает о встрече выпускников актёрского курса через пять лет. Все реально – звезда мюзиклов “Метро”, “Нотр-Дам де Пари”, «Мата Хари», «Времена не выбирают», «Граф Орлов», “Пола Негри” Теона Дольникова в самом деле получила диплом актрисы театра и кино Академии кинематографического и театрального искусства Никиты Михалкова. А ещё она стала мамой.

Пять лет назад Теона пережила потерю любимого. Актёр Никита Быченков внезапно умер на сцене во время спектакля на гастролях в Оренбурге. Теона отмечает день памяти любимого 14 июня и день его рождения 25 сентября, посвящает Никите творческие проекты.

Сыну Теоны Луке - 2,9. Актриса не раз высказывалась, что допускает мысль о том, в её сына вселилась прекрасная душа Никиты.

Образ жизни Теоны — загрузить себя делами по полной, лишь бы не осталось сил и времени на мрачные мысли.


Теона Дольникова, фото из соцсетей

Теона Дольникова, фото из соцсетей

- Вы попали в первый набор академии Михалкова. Вас готовил непосредственно Никита Сергеевич?

- В моей жизни не было настолько потрясающих мастеров! Как он нас любил, как трепетно относился к каждому актеру, никогда на репетициях не повышал голос, никого не унижал, не оскорблял, ни разу! Его метод - через любовь и желание помочь, подсказать, направить. Я очень благодарна Никите Сергеевичу, я убедилась, что даже самые крутые режиссеры остаются людьми, а не превращаются в монстров…

- Какой самый ценный совет вы получили от Михалкова?

- Такие секреты я раскрывать не могу. Мы с Никитой Сергеевичем интуитивно чувствовали друг друга, на репетиции даже не нужны были слова. Он чуть-чуть направлял меня и всё…

- Чему можно научить готовую актрису?

- Да, у меня за плечами ГИТИС, школы Иванны Чаббак и Ли Страсберга в Америке. Интересно было попробовать разные методы актерского мастерства, к тому же мы, актеры, тоже учимся друг у друга.

- В чём отличие?

- Актерская профессия едина, тот же Ли Страсберг - ученик Константина Станиславского, исток один, но каждый нашёл свое направление. Страсберг добавил кое-какие восточные вещи: йогу, медитацию. Кто-то идёт от внутреннего к внешнему, а кто-то наоборот – из внешнего образа лепит характер героя.

- Вы выпустили мюзикл “Преступление и наказание” с Андреем Кончаловским. Братья Михалков и Кончаловский – сильно отличаются в работе с актёрами?

- Определенно - очень разные, но оба, безусловно, по-своему интересные. У Кончаловского более жёсткий подход к актеру, в то время, как Михалков никогда не позволит резкость в адрес актера, пытаясь найти правильные слова, чтобы актер правильно выполнил задачу. Андрей Сергеевич может и ранить. Но есть люди, на которых нужно давить, чтобы вытащить эмоцию. Я знаю, что некоторых коллег обида и унижение мотивируют. Меня же, наоборот, любое грубое слово зажимает, я закрываюсь и перестаю воспринимать информацию.

- Откуда же взялась эта история с монастырём? В фильме “Мастерская” прозвучало, что у вас были проблемы с наркотиками и вы приняли постриг...

- У меня был очень плотный график - много спектаклей: “Граф Орлов”, “Пола Негри”, плюс выпуск “Преступления и наказания”, и я совершенно не успевала участвовать в съемках фильма, вот и придумали историю, куда я могла запропаститься. Идеальное место — монастырь.

- У вас когда-нибудь в реальности возникала мысль уйти в монастырь?

- Возникала. Я - не фанатично, но определенно верующий человек, я считаю, что Бог внутри и вокруг меня, и я - его часть. Я не хожу каждую субботу и воскресенье в церковь. Считаю, что бог один и религия - едина. Каждая культура выбрала для себя какие-то правила, более близкие и понятные, а на самом деле - космос один, небо - общее.

- А тема зависимостей от вас далека?

- Очень тяжелая тема. К сожалению, я потеряла из-за наркотиков многих друзей. Депрессия - штука сложная. И спасти может только сила духа! Потому что когда есть сила духа, душевная боль переносится легче. Более того, она даже преобразовывается в положительные эмоции! Стараюсь не осуждать, но увы, тут никак не поможешь, если человек сам не примет решение остановиться. Есть случаи, когда люди после приёма тяжелых наркотиков уходили в другую крайность – религию. Но религия – то же своего рода зависимость, поэтому так много людей попадают в секты. Мы всё время ищем спасение вовне, а оно - внутри нас, только ты принимаешь решение жить так или иначе…


Теона и Никита

Теона и Никита

- Что вам помогло справиться с потерей любимого?

- Я работала наизнос, чтобы просто не сойти с ума, у меня практически не было свободного времени. На сцене я выливала всю свою горечь. Мои роли сослужили мне хорошую службу - я «умирала» на сцене каждый вечер. Смерть на сцене помогала жить дальше.

- Вы очень рано стали выходить в свет с сыном…

- Мне помогала справляться с малышом моя мама, она была со мной пять месяцев, но уехала домой, в Германию. Максим (актер Максим Щёголев, возлюбленный Теоны. Она сама его так называет, не приемля определения «гражданский муж» - авт.,) все время работает, я периодически остаюсь совсем одна с сыночком, но иногда, когда очень надо, беру его с собой. Например, когда ему было несколько месяцев мы ходили вместе на мастер-класс по вокалу, который проводила личный педагог Селин Дион. Я решила, что не могу пропустить такое событие. В итоге взяла сына с собой, и он, надо сказать, вёл себя прекрасно, даже не пикнул ни разу, лежал, внимательно слушал, а затем уснул. Все были удивлены.


Крестины Луки. Теона с Максимом Щеголевым и сыном

Крестины Луки. Теона с Максимом Щеголевым и сыном

- На юбилей к Гоше Куценко вы тоже с сыном ходили?

- Да, мы с Гошей дружим уже 18 лет – ещё с мюзикла “Метро”, вместе работаем в “Поле Негри”. На праздновании юбилея Гоши в Театре Российской Армии я с малышом стояла за кулисами, как вдруг он вытащил меня на сцену. Так что сынок стал звездой в четыре месяца!

- То есть, не удается всецело погрузиться в материнство?

- Искренне любить ребенка - и есть истинное материнство. Я знаю мам, которые 24 часа в сутки носятся с малышом, при этом злятся, устают, у них плохое настроение, мечтают вырваться на свободу, а я в отличие от них - кайфую от общения с сыном, мы с ним смеемся, болтаем, насколько это возможно. Но я постаралась как можно скорее вернуться на сцену, так как обожаю свою работу.

Другие публикации этого автора