Первый клинический медицинский центр

“Уникальных операций не бывает” или как один врач-онколог Дмитрий Кузнецов заменяет 25 хирургов

Дата публикации
07.08.2020

Подписаться

Дмитрий Кузнецов мог бы стать звездой баскетбола, при росте ровно 2 метра, но ещё в раннем детстве он решил, что станет именно хирургом. В спорт он всё-таки попал, но в какой-то момент понял, что нужно беречь пальцы, ведь руки – очень важны не только для музыканта, но и для врача, особенно когда идёт речь об онкологии – одной из самых сложных областей в хирургии, так как не приходится выбирать, в какой именно орган прорастёт опухоль.


Недавно хирург-онколог, руководитель хирургического центра сети клинических центров Askonamed Дмитрий Кузнецов стал лауреатом национальной премии «Мы будем жить!» в номинации «За гуманизм, преданность профессии и мужество».


Дмитрию Валерьевичу всего 34 года, но он уже десять лет спасает жизни людей, не жалея сил, знаний, времени и спины. С его ростом атланта непросто часами стоять за хирургическим столом.


Хотелось бы избежать высокопарных слов, но Кузнецов из тех, про кого говорят врач от Бога.



Хирург-онколог, руководитель хирургического центра сети клинических центров Askonamed Дмитрий Кузнецов с дипломом лауреата


- Дмитрий, за какой именно случай в вашей практике вы получили престижную награду?


- Я был искренне удивлен, что выбрали меня, так как среди моих коллег немало врачей с гораздо большим опытом в профессии. Мы отправили на конкурс историю пациентки, которой оказали помощь в нашем Первом клиническом медицинском центре (ПКМЦ). Это была 12-часовая операция по поводу канцероматоза брюшины (рака яичников), который нам удалось удалить. Технически это было непросто, физически тоже. Конечно, я рад, что наши труды оценили, как сама пациентка так и жюри.


- Такая операция считается уникальной?


- Количество уникальных операций в мире в 21 веке сошло к минимуму, так как любая «уникальность» это всё-таки повторение чего-то выполненного ранее, лично я не готов приравнять каждую модификацию к открытию чего-то нового. Когда голову человека, наконец-то, пересадят на другое тело - это будет уникально только в том плане, что это сделали человеку, так как обезьянам и собакам это уже делали. Обычно всё, что публикуется под рубрикой “уникальное” мы просто повторили, наложили новый “авторский” шовчик и добавили эффектные выражения: “впервые”, “уникальный”, “только у нас”, что сути не меняет, операцию по удалению канцероматоза точно придумал не я.


- Случай был запущенный?


- Да, очень, по сути у нашей 48-летней пациентки был рак яичников с тотальным поражением брюшины - третьей С стадии, ещё маленький шажочек и уже последняя - четвёртая стадия. Дмитрий Кузнецов в операционной с коллегами


- Вы не только спасли жизнь пациентке, но и подарили ей возможность жить полноценно?


- Даже при первой стадии рака я не могу обещать пациенту долгую беззаботную жизнь, к сожалению, в онкологии очень много нюансов. Шансы выжить и жить полноценно зависят от конкретного типа рака. Говорить, что я излечил женщину и ее ждёт счастливая жизнь до 100 лет – значит поступить безответственно. Я только могу сказать, что точно увеличил продолжительность жизни той пациентки с канцероматозом в два раза и даже больше. Это могут быть 3-5-10 лет, которых бы не случилось без операции. В 2 раза - колоссальный срок! Иногда мы боремся за 2-3 процента, за 1,5-2 месяца прибавки к общей выживаемости. Малозначимые цифры для здорового человека, который ничем не болеет. Иногда приходит рассказывать пациенту, что с помощью лекарственной терапии мы гипотетически, математически сможем продлить его жизнь на два месяца, и это - тоже результат.


- Как так вышло, что вы в 7 лет решили стать врачом (по признания вашей мамы)?


- Сколько себя помню, всегда хотел быть врачом-хирургом, мне эта профессия представлялась невероятно интересной. Других вариантов развития событий я даже не рассматривал, знал что стану хирургом, но до определённого времени не знал каким.



Дмитрий Кузнецов (в центре) в операционной с коллегами-хирургами


- Почему онкология - самая тяжелая область, постоянная борьба со смертью, умирающие люди...?


- Мне никогда не нравилось заниматься простыми вещами, как-то это несерьезно, что ли, я просто не могу заниматься ерундой, она мне неинтересна. Например, удаление грыж – не моё, 20-минутная операция, которая не стоит выеденного яйца. Она тоже помогает человеку, но слишком уж простая, нет чувства удовлетворения, что ли. Все специальности вышли из общей хирургии, в которой сейчас остались по сути только грыжи и болезни желчного пузыря. А онкология – обширная хирургия, где ты должен владеть и урологией, и гинекологией, и общей, и сосудистой хирургией. Например сосудистые хирурги умеют шить только сосуды, а я, как онколог, должен быть универсальным “солдатом”: шить сосуды и всё остальное: никто не знает, куда может прорасти опухоль. Если в мочевый пузырь, ты должен быть хорошим урологом, если поражена матка – ты должен быть отличным гинекологом, если в печень – гепатологом, если в поджелудочную железу – панкреатологом. Нельзя же на каждую операцию звать 25 врачей, чтобы каждый занимался своей областью в человеке. К концу мединститута я точно знал, что буду заниматься онкологией, так как это самые большие объемы, самые технически сложные операции. Кардио- и нейрохирургию мы не берем, есть свои нюансы развития карьеры в России в этих областях.



После работы Дмитрий Кузнецов посвящает время спорту


- У вас план операций расписан надолго?


- План операций может быть расписан у тех, кто занимается исключительно плановой хирургией, к примеру, пластических хирургов. Если у человека выявляют рак, то по законам России даётся 14 дней, чтобы поставить диагноз, обследовать и начать лечить. Плана на год точно нет. У отделения общей хирургии, гинекологии план операций расписан на 2-5 месяцев вперед, в онкологии лучше начать без промедления. Бывают лёгкие дни, когда в день – всего одна-две операции. Ты можешь сходить в спортзал, покататься на сноуборде и вернуться к семье. Но случаются дни, когда заканчиваем в 23.00.


- Вы посвящаете любимой работе очень много сил. Остаётся время на увлечения?


- Стараюсь выделять время, чтобы зарядится энергией: вейкборд, сноуборд, спортзал.


- Сколько вам лет?


- Почти 35. Для спорта я - потерянный человек.


- Хотели стать спортменом?


- Когда-то играл профессионально в баскетбол, но пришлось отказаться, пальцы слишком дороги.


- Какой у вас рост?


- Ровно 2 метра.


- Такой рост мешает стоять за операционным столом?


- Очень мешает!


- Как выходите из положения?


- Никак, терплю.


- Вы родились в день отказа от курения 31 мая...


- Я решил досрочно подготовиться и бросил курить неделю назад, надеюсь, больше не трону ни одну сигарету.


Записала Катерина Мигулина, Фото из личного архива Дмитрия Кузнецова

Прежде чем принять решение о лечении, пожалуйста, не забудьте проконсультироваться с врачом!

Другие публикации этого автора